У меня  было три «ходки» в Москву. Первая – когда настойчиво звал Сагалаев, и я активно работала в «молодежке»,  но  потом родила сына и осталась в Нижнем.

Вторая – когда  после работы в «Вестях» меня позвал Анатолий Григорьевич Лысенко на новую компанию «ТВ-центр» в качестве продюсера региональных программ.

В ту пору была идея подружить Москву с регионами, так как Лужков имел президентские амбиции.

Для меня это было замечательное занятие, так как  моя программа «За Садовым кольцом» выходила в хорошее эфирное время, была достаточно популярной, и я могла предложить талантливым ученикам из разных городов страны участие в амбициозном московском проекте.

Руководил «ТВ-центром» в ту пору Борис Александрович Вишняк, с которым мы быстро нашли общий язык, и дружим до сих пор.

Благодаря этой работе у меня появилась квартира в Москве, так как мэрия предоставила возможность сотрудникам «ТВ-центра» выкупать квартиры в спальных районах по доступной цене. Свою «двушку» в Марьино я сразу полюбила.

Однако прижиться окончательно в Москве не удалось: грянул кризис 1998 года, исчезла зарплата, а потом в телекомпанию  пришло новое руководство в лице Сергея Лисовского, и мы всей командой ушли с канала.

Тогда я порадовалась, что не закрыла свою школу, и не перестала учиться и расти как педагог и тренер. Эта профессия оказалась куда более надежной!

Я вернулась в Нижний, казалось, навсегда.

Не тут-то было!

Однажды на церемонии «Тэфи» мы разговорились с Александром Завеновичем Акоповым, и неожиданно обычный светский обмен любезностями перешел в настоящий взаимный интерес. Акопова интересовали мои ученики, меня интересовал Акопов как педагог. Сошлись на том, что он приедет в Нижний и проведет семинар для продюсеров.

И он приехал! Сам сел за руль и проделал путь в 450 км от Москвы на какой-то новой красивой машине ( машины – его страсть). Опоздал, конечно, часа на три, но мы терпеливо ждали и были вознаграждены потрясающим выступлением.

Тот, кто хоть однажды слушал Акопова, понимает, как трудно описать его манеру выступления на публике. Это фейерверк! Публика хохочет до слез, но при этом запоминает навсегда очень важные вещи. Не случайно я так часто привожу примеры его выступлений в своих учебниках по риторике.

Постараюсь держаться близко к источнику.

Вот как он в тот исторический (не только для меня, но и для начинающих продюсеров) приезд объяснял, кто такие «телезрители».

Он сказал: «Телезритель – это человек, который никогда не работал, не работает и не собирается работать на телевидении. Это первое. Второе .Телезритель – это человек, родственники, друзья и знакомые которого не работали, не работают и не собираются работать на телевидении. Смех в зале. Аплодисменты. Акопов держит паузу. Третье. Телезритель – это человек, который никогда не попадал к кадр телекамеры, даже во время демонстрации.»

И далее, переждав хохот и аплодисменты – «Вы не поверите, но такие люди еще остались!» Слушатели уже падают с кресел.

Он рассказывал нам, как уговаривал американцев за большие деньги приехать в Москву и наладить голливудскую технологию работы на созданной им  новой кинокомпании «Амедиа».

«Они брали с собой питьевую воду и прощались с родственниками как перед войной, а потом мы не могли их выпихнуть назад в Америку, потому что они очумели от красивых женщин, талантливых парней и от нашего гостеприимства. В результате сейчас у меня  работают несколько вице-президентов крупнейших голливудских компаний и, кажется, они не собираются возвращаться в Америку…»

Но самым интересным эпизодом для меня оказался рассказ о том, как Акопов взялся за производство первого длинного сериала — телеромана  «Бедная Настя».

«Это смешная история. Я сидел в гостях у своей замечательной сестры Лизы, а она не отрываясь смотрела мексиканский сериал. Я смотрел на нее и не мог поверить, что моя образованная сестра может быть увлечена такой продукцией. А потом я подумал – а почему бы нам в России не сделать такой сериал, чтобы мексиканские женщины плакали у экрана? Почему наши женщины плачут над их историями, а не наоборот? Тем более что истории построены на понятных вещах : любовь и страсть, дружба и предательство не имеют национальности. Так пришла идея. Я уверен, что чем круче замах, тем легче осуществить идею! Следующий вопрос: какую историю из России будут смотреть женщины других стран? Конечно, 19 век, красивые костюмы, князья и графы, бедная девушка-красавица с трудной судьбой. Вы не поверите, но многие иностранные зрители нашего сериала были уверены, что сценарий «Бедной Насти» написал Толстой, ну, в крайнем случае, Достоевский! ( смех в зале, аплодисменты)».

Он рассказал, как проводил кастинг в поисках главной героини во всех городах России и теперь имеет эксклюзивный каталог российских красавиц.

И еще он очень понятно объяснил, чем профессия продюсера отличается от всех других профессий. Он сказал примерно так : « У человека две половины мозга: одна отвечает за творчество и эмоции, а другая – за математику и анализ. Так вот: у хорошего продюсера должны быть одинаково развиты обе половины мозга, потому что ему приходится и выдумывать проекты, и оценивать их, и воплощать в жизнь. Причем хороший продюсер – это тот мастер, который может заменить любого своего работника на любом этапе, и сделать это лучше него!»

Бедные мои региональные продюсеры! Они не просто влюбились в Акопова, они как в известной сказке про парня с дудочкой готовы были идти за ним туда куда он пойдет, не задавая никаких вопросов и с полным счастьем на лице .

Он, видимо, тоже остался под впечатлением, так как уже с дороги позвонил мне и огорошил : «Завтра я пришлю за вами автобус, чтобы все могли приехать в Москву, побывать на съемочной площадке и увидеть процесс своими глазами».

Я была в шоке :«Александр Завенович, но завтра у них выпуск, мы должны разобрать их дипломные работы, выдать сертификаты и отпустить домой, у них билеты!»

Я тогда не знала, что для  Акопова не существует слова «нет», особенно если он чем-то увлечен.

ОН мне спокойно ответил : «Отлично, они побывают на Мосфильме, где идут съемки, а потом мы поедем в наш новый офис на «Шарике», и проведем с тобой вместе прием экзамена. А билеты  на поезда купим другие, не вопрос!»

Сколько раз мне потом придется в жизни терять сознание при этом его любимом «не вопрос»! Но самое удивительное, что действительно все как-то разруливается и получается именно так, как он хотел!

В общем, притихшие и потрясенные молодые парни и девушки со всех концов страны, которые только накануне вечером узнали, кто такие продюсеры и сразу поняли, что это совсем не про них, ехали в автобусе в Москву с вещами и проектами дипломных работ.

Приехали сразу на Мосфильм, и наблюдали съемку в павильоне , где в одной сцене участвовал блистательный Александр  Филиппенко. Сразу было заметно, что съемка идет по другой технологии – у каждого оператора жесткая раскадровка, каждая сцена снимается тремя дублями, ассистент режиссера работает как диспетчер, вызывая на площадку артистов точно по таймингу. Каждый знает, что он должен делать. Никаких дискуссий и нашего любимого «а давайте лучше так!». Мы вышли потрясенные.

А потом настало время защиты дипломов, и тут  Акопов приуныл. Ему пришлось выслушивать детский лепет на тему новых проектов регионального ТВ.

Один из учеников предлагал создать  новую программу «Домашний доктор»,  второй придумал  «свежий» проект «Автоколесо», и т.д. и т.п.

Я заранее понимала, что так оно и будет, потому что они очень хорошие, наши ребята, но им не хватает зрелости, культуры, опыта общения с яркими личностями.

Визит на Амедиа – был их шанс, и нашелся-таки парень, который просто остался в Москве после этой учебы и предложил свои услуги Акопову « в любом качестве».

Этого парня зовут Артем Елисеев, и сегодня он известный продюсер и режиссер многих популярных сериалов, которые показывает «Первый» канал и канал «Россия».

Акопову такое рвение понравилось, и он сразу согласился взять Артема.

Но потом обернулся ко мне с конкретным вопросом: « Тебе есть где жить в Москве?»

Я честно ответила, что у меня квартира в Марьино, а потом рассказала  о том, как привязана к Нижнему и к своим родителям, и о муже, и о том, как мне нравится работать в Практике. Кажется, он уже ничего не слушал, видимо, все это было из серии «не вопрос».

Ему хотелось срочно обсудить идею создания учебного центра «Амедиа», и обсудить вовсе не со мной.

В ту пору она была совсем юной, хотя Акопов гордо представлял Наташу Шнейдерову как вице-президента компании, наряду со знаменитыми «америкосами».

Он пригласил ее на работу, когда ей было 18 лет, а знал ее с младенчества, так как Наташа – дочь его близких друзей. Они строили компанию вместе, и можете себе представить, как смотрится эта пара во время любых переговоров! Они могут уговорить и «обаять» любого человека, потому что если Акопов весело и отважно  идет напролом, Наташа действует осторожно и применяет чисто женские приемы и логику.

В общем, он доставил на столы нашим ребятам много вкусной пиццы,  сказал добрые слова и пожурил за отсутствие «полета и размаха», «принял» Артема Елисеева на работу,  и увел меня в огромный цех бывшего шарикоподшипниковского завода, посередине которого стоял его стол.

Открытое пространство – особая любовь Акопова. Он начинал свою карьеру как успешный архитектор, и даже почти защитил кандидатскую диссертацию, когда в его жизнь вмешался КВН, и жизнь дала крутой поворот.

Я была перепуганным зайцем, это самое точное определение.

Меня действительно полностью устраивала моя жизнь, но я уже понимала, что отказать Акопову невозможно, потому что я… хочу с ним работать!

Он позвонил Наташе, которая тоже присутствовала на защите  горе-дипломов, и включил громкую связь на своем телефоне.

«Как тебе ребята?- спросил Акопов. – «Никак!- честно ответила Наташа.- Сырые очень. Но вот тетка мне очень понравилась!» Я засмеялась. Акопов развеселился – «Она тут сидит, тебя слушает. В общем, надо делать свой учебный центр, ты как считаешь?» Наташа была согласна.

Это было весной 2004 года.

С этого времени  началась моя новая удивительная жизнь в Москве. Мне шли навстречу по любому вопросу, мне доверяли и со мной советовались. И главное – Акопов готов был вкладывать деньги в обучение людей, он всегда ставил только одно условие – «Чтобы было самое лучшее!» У нас преподавали лучшие профессора ВГИКа и лучшие продюсеры России, свои изумительные лекции читали Александр Митта, Зоя Кудря, Виктор Коломиец, к нам приезжали  блестящие американские  сценаристы, звукорежиссеры и продюсеры. Работы было  много, но мне невероятно повезло с моим маленьким коллективом – у меня работала Юля Паршина, которая переехала в Москву следом за мной из «Практики», и Надя Аммосова, которую мы нашли уже в Москве.

Я по-прежнему курсировала между Москвой и Нижним, а девушки организовали такую кипучую деятельность, что иногда у нас шли три семинара одновременно! Учились осветители и вторые режиссеры, локейшн-менеджеры и ассистенты актеров. Я раньше даже слов таких не знала.

Мы обучали  сотрудников «Амедиа» английскому языку, а так же  все желающие получали субсидии для обучения во ВГИКе на продюсерском отделении.

Но главным нашим проектом стала мастерская «ВГИК-АМЕДИА», в которую мы набрали по конкурсу 45 студентов со всей России, и в течение почти трех лет растили из этих взрослых образованных людей настоящих продюсеров.

Обычными государственными стандартами  на обучение дополнительной специальности предусмотрено 800 учебных часов, но Акопов написал программу своей Мастерской аж на 2500 учебных часов, и стоял на этом насмерть!

Он настаивал, что наши ребята должны пройти курс истории цивилизации и полностью  курс истории кино, а еще тележурналистика и операторское мастерство, а еще экономика и социология… В общем, им повезло, выпускникам нашей Мастерской.

Но и они не подкачали – я с удовольствием читаю на специальной странице в Фейсбуке, как успешно складывается их творческая биография.

Акопов  сам поставил себе ловушку, потому что почти три года ему как основному Мастеру приходилось каждый вторник вести занятия в своей Мастерской в течение трех часов. Это были спектакли одного актера, причем он ни разу не повторился. Похоже, только я знала, как трудно было ему переходить в режим жесткого расписания и следовать учебному плану.

Каждый вторник я неумолимо стояла перед его рабочим столом, за которым шли бесконечные диспуты, причем обсуждались неотложные вопросы непрерывного производства. Он вздыхал, смотрел на меня без всякой симпатии и шел к студентам как на казнь, по дороге сообщая мне достаточно резко – «Я им уже все рассказал!!!»

Но входил в аудиторию, и сразу становился другой. Атмосфера молодости и обожания вселяла в него новые силы, каждая встреча заканчивалась бурными искренними и благодарными аплодисментами.

Это время совпало с расцветом компании, так как в эфире были  такие хиты как «Прекрасная няня»,  «Татьянин день» и «Не родись красивой», а в планах (и в пилотных вариантах!)  были художественные и документальные фильмы, мультфильмы и телепрограммы.

Он строил бизнес по американским канонам, но наш рынок остался странным рынком «договоренностей» и диктата со стороны каналов.

Впрочем, я не об этом.

Я пишу эту книгу на компьютере, который  Акопов подарил  мне на 55-летие. Я совершенно по-другому чувствую себя в Москве, которая за эти пять лет стала мне ближе и понятнее. Я по-другому смотрю кино, и даже мечтаю написать свой сценарий.

Вот уж правда – учиться никогда не поздно! Особенно если есть такой Учитель.


Следующая глава видеокниги «Прямой эфир»:
«Потерянная жизнь»