Мама, папа, вставайте, мне пора в садик опоздать! – так весело начиналось наше утро, когда третий ребенок дорос до трех лет. А до этого мы мучились, укладывая спать старшую дочку, которая всегда трудно засыпала. И вставали ночью ко второй дочке, которая пять лет подряд кашляла каждую ночь, а врачи только разводили руками.

Не было ни бабушек, ни няни. Родители помогали как могли, но поднимали мы наших детей вдвоем, и делали это с радостью. Трудно поверить,  но мы с мужем наперегонки вскакивали ночью к детям, стараясь сделать так, чтобы другой поспал подольше.

Плата за такую трудную жизнь была одна – здоровье. У меня развилось малокровие от недосыпа и недоедания ( продуктов не было, курица казалась счастьем и снилась по ночам), а у моего мужа Володи болела спина и появились проблемы с сердцем.

Интересно, что наши карьеры не были жертвой, скорее наоборот – привычка жить в страшном темпе, привычка напрягаться и не жалеть себя – помогали работать с огромным удовольствием, тем более что на работе мы могли отдохнуть от детей.

Мы поженились, когда мне было 18 лет, и я была студенткой второго курса филологического факультета, а Володе был 21 год, и он заканчивал радиофизический факультет того же нижегородского университета.

Уже через пять лет я стала узнаваемой телеведущей и чуть не каждый день выходила в прямой эфир, а он готовился к защите кандидатской диссертации. Ни у кого на «моем» телевидении и в «его» институте не было троих детей, в то время это казалось безумием.

Дети росли замечательные. Конечно, сейчас мне трудно представить, как восьмилетняя Неля ходила за километр от дома (через большую трассу!) в молочную кухню за детским питанием для Пети. У нее уже был опыт больших походов в одиночку. Когда мы поняли, что она неправильно выговаривает букву «р»,  пришлось записать дочку к логопеду. Ей было пять лет, но она прямо как Буратино, с тетрадкой под мышкой, шла за несколько кварталов к логопеду, и в отличие от Буратино, никогда не сворачивала в сторону, а иногда по дороге назад забирала из садика трехлетнюю Катю. Как ей отдавали ребенка? – теперь это кажется нереальным.

Сама Катя тоже была невероятно активной и самостоятельной – в пять лет поступила в музыкальную школу, и ходила туда одна (!),  а в десять лет она готовила на всю семью, готовила много и вкусно, а блины пекла так, как я не умела, хотя я ее и научила.

Однажды они отпросились у нас жить в деревне, и жили там месяц вдвоем, я приезжала только на выходные. Им было, кажется, двенадцать и четырнадцать, и за это лето они сварили двадцать литров земляничного варенья.

Конечно, меня в редакции ругали и пугали, говорили, что я не мать, а мачеха.Чудес не бывает: я сама сходила с ума, когда приходилось уезжать на запись программы в далекий район, оставляя дома больного ребенка. До сих пор не могу себе простить, что не навестила Нелю в спортивном лагере, где ей пришлось несладко. Но у нас не было машины, а Петя был совсем маленький. Мне тогда показалось, что десять дней – это недолго, а получилось так, что это оказались самые трудные десять дней ее детской жизни. Наши дети были вынуждены рано стать взрослыми и самостоятельными. Но, кажется, они об этом не жалеют.

Мы нашли такой стиль общения с детьми, который позволял работать в полную силу и при этом оставаться хорошими родителями.  Нашим любимым семейным тезисом  с мужем стал такой: главное — это не количество времени, которое проводишь с детьми, а сам процесс этого общения.

Если устроился поговорить с ребенком – забудь о работе, и вообще обо всем забудь, и вникай всерьез в  важные мелочи ребячьей жизни. Мы выпускали домашнюю стенгазету и устраивали летние спектакли, придумали игру в домашний ресторан и всегда держали двери открытыми для друзей наших детей.

Помню, однажды Петя с гордостью сказал: «К моим друзьям ходить в гости нельзя, а к нам всегда можно!». Мы вообще не любили слова «нельзя», хотя были достаточно строгими родителями, приучали детей к порядку и ответственности.

Обязанность родителей, как мы это понимали с мужем (и этому научились у своих родителей) – это поддерживать ребенка во всех ситуациях, любить его и развивать потребности и способности.

Существует хорошее  правило: обещания, данные детям, надо обязательно выполнять! Даже если очень трудно и очень хочется «отмотать назад».

Мы поехали всей семьей в обещанную Ялту (деньги дали мои родители), хотя именно тем летом температура воды в море была десять градусов. Рыбаки с ужасом смотрели, как наши девочки прыгали «солдатиком» в ледяную морскую воду, а потом мы ходили по набережной и покупали вкусный шашлык и мороженое.

Обещали детям купить собаку – появился сначала Ластик, а потом Ярвик. Гулять с собакой приходилось все же нам с мужем, это обычная история во всех семьях.

Мы всегда доверяли своим детям. Я даже рассказывала им, совсем маленьким, про свою работу. Помню, как четырехлетняя Неля озабоченно встретила меня в прихожей: « Мама, твой сценарий приняли на худсовете?».

Если все же интересы работы и интересы семьи сталкивались лбами, то мы старались определить, что в данный момент важнее.

Я кормила Петю грудью, ему было всего три месяца, когда мне предложили поехать на БАМ – это была награда от ЦК ВЛКСМ за победу  на фестивале.

Вова сразу сказал, что надо ехать, и договорился с молочной кухней, а я договорилась с подругой Лилей, которая тоже родила ребенка, и у нее было много молока.

В общем, фильм и поездка получились незабываемыми, а Петю я кормила почти до двух лет.

Но в другой раз, когда у того же Пети начались проблемы со здоровьем, я отложила работу в сторону и отправилась на целый месяц на море, где мы  с ним снимали какой-то угол и жили впроголодь, но ребенок вернулся здоровым.

Они росли дружными, наши дети. Неля помогала Кате готовиться к экзаменам по математике, когда Катя решила поступать в Америку на MBA, причем Неля уже жила в Голландии, и они общались ночью через интернет. А когда Петя закончил учебу в Нижнем, Катя забрала его в Атланту, где она училась и жила  с мужем и двумя маленькими детьми. Сейчас Катя  и Петя делают успешную карьеру  в Москве, а Неля стала профессором математики голландского университета Твенте.

Мы общаемся почти каждый день, хотя  они уже тоже каждый день решают проблему: как сочетать работу и семью.

Я знаю точно, что любимая работа приносит много радости.

Я знаю, как замирает душа и сердце, когда смеются дети.

В моей жизни получилось и то, и другое. Именно поэтому я могу назвать  ее  счастливой.


КОНЕЦ ВИДЕОКНИГИ «ПРЯМОЙ ЭФИР»