Как правило, оратор уверен, что его главную, такую важную мысль публика поймает на лету и запомнит навечно.

Но думать так — ошибка. Вспомните, сколько времени вы формулировали эту мысль, как долго шли к ее пониманию! Почему же люди в зале должны пройти этот путь быстрее и эффективнее?

Гораздо надежнее — не побояться разжевать главный тезис, вернуться к нему несколько раз и рассмотреть с разных сторон.

Например, вы предлагаете перейти на другую, более современную систему оплаты труда сотрудников, которая будет учитывать личный вклад каждого в конкретные проекты. Вы понимаете, что часть людей примет эту идею «в штыки», так как они привыкли жить комфортно и иметь гарантированный оклад.

Но вы не имеете права проиграть этот бой, и это означает, что ваша главная мысль должна стоять на крепком фундаменте рассуждений и доказательств.

Хорошо иметь гораздо больше данных, чем вы собираетесь предъявить. Это даст вам необходимый заряд уверенности в своей правоте и может стать подспорьем в дискуссии после выступления.

Во время выступления — я в этом уверена — вы должны произнести ключевые слова «оплата за конкретные проекты» много раз, причем желательно — в одной и той же внятной и короткой формулировке. Это должно стать почти заклинанием.

Есть замечательная конструкция, которая используется многими ораторами:

— Мы должны перейти на оплату за конкретные проекты, потому что…

И так три или пять раз, но каждый раз с новыми «потому что».

Звучит почти как белый стих, завораживает и даже против воли оказывает сильное воздействие.

И запомните: главных мыслей не может быть несколько — только одна!

Это — послание аудитории, так называемый месседж, это именно то новое знание, которое запомнится надолго и вызовет интерес и ответную реакцию.

Тезисов в поддержку главной мысли может быть несколько, мы уже говорили о законе триады, но вполне возможна ситуация, когда вы выкладываете «на стол» и пять аргументов, и даже семь — в поддержку вашей основной идеи.

Иногда я специально прошу аудиторию выкрикивать с места какие-то важные параметры — например, качества хорошего оратора или качества хорошего журналиста. Но потом я предлагаю внимательно посмотреть на длинный перечень, который записан у нас на доске и… выбрать три основных.

Так делает каждый участник семинара, и в результате мы определяем три главных качества оратора или три главных качества журналиста. Таким образом мы возвращается к триаде, но при этом получаем возможность обсудить другие варианты, и главное — поиск ключевых слов ведет вся группа, и результат оказывается общим, выстраданным, а не навязанным «сверху».

Идеальное выступление получается тогда, когда слушатели уверены, что это они, а вовсе не вы, выдали такую замечательную идею, это они сформулировали какие-то важные понятия или параметры.

«Давайте работать вместе!» — так говорят многие ораторы, но добиться по-настоящему совместной работы умеют единицы.

Гениально излагает ключевую идею кинодраматургии обожаемый мною Александр Митта.

Он показывает в самом начале лекции короткий мультфильм, который был отмечен «Оскаром». В этом трехминутном мультфильме рассказана история любви двух осьминогов, которые жили в аквариуме, а потом одного из них, милую самочку, повезли на съедение в ресторан.

«Возлюбленный» бросился вслед, и на этом пути их ждали и трагедии, и счастливые моменты. Причем, как только случалась нечаянная радость — зацепились за бельевую веревку, повисли рядышком, передохнули, — как сразу надвигалась новая беда: веревка лопнула, девушка-осьминог снова угодила в лапы злому водителю грузовика…

Митта комментирует показанный фильм так: драматургия кино основана на движении от надежды к отчаянию, и наоборот, и это касается любых жанров.

Казалось бы, все понятно. Есть мысль, есть прекрасная иллюстрация.

Формулируется понятие драматургической перипетии.

Но мастеру этого мало. Он предлагает слушателям (совершенно не важно, 100 или 10 человек сидят в зале) придумать вторую фразу после первой. А первая звучит для всех одинаково: например, «две милые девушки сели в машину…»

Уже на второй фразе с девушками что-то должно случиться, но что?

Люди начинают увлеченно работать, и через 15 минут в зале возникает множество вариантов — от триллера (с заднего сиденья им угрожают ножом!) до комедии (одна девушка случайно находит зажим для галстука, принадлежащий ее мужу).

Митта улыбается: «Очень хорошо. А теперь придумайте следующий поворот событий. Кстати, как вы помните, это называется “перипетия”».

К концу лекции в зале не остается ни одного человека, который бы не запомнил на всю жизнь: кино — это цепь событий, от надежды к отчаянию, и наоборот.

Я много раз присутствовала на занятиях Александра Наумовича, и каждый раз отмечала для себя, что его тренинги построены на тех законах драматургии, о которых он рассказывает. И это правильно, потому что иначе слушать не интересно. Законы драматургии касаются не только кино, театра и телевидения, но и любого выступления перед публикой. Ищите завязку, кульминацию и развязку, иначе публика заскучает. А если вы собираетесь говорить и о проблемах, и об успехах, всегда говорите вначале о плохом, а в конце — о хорошем.

Из книги «Вам слово»