Недавно я побывала на церемонии вручения некоммерческим организациям грантов для воплощения в жизнь социально-культурных проектов.

В зале сидело 80 человек, большинство — счастливые получатели грантов, то есть люди, настроенные чрезвычайно доброжелательно ко всему, что происходит.

На сцене стоял стол президиума, за которым сидели 10 человек, и было совершенно очевидно, что каждый из них готовится выступить. Представители социального департамента, департамента образования, представитель от представителя президента, представитель от московского офиса фонда, наконец, директор предприятия и ведущий церемонии, а так же два депутата разных уровней.

Вроде бы никому нельзя отказать, но и уложиться в регламент — один час, включая вручение сертификатов — проблематично.

Мне стало очень интересно, как организаторы выйдут из положения.

И у них получилось!

Директор предприятия говорил первым и был очень конкретен. Он сразу назвал пять-шесть грантов, которые они выдают каждый год тем-то и тем-то, так как эти люди действительно меняют жизнь к лучшему.

Те, кого только что назвали, приосанились, другие смотрели на них с завистью.

Далее два депутата и представитель представителя президента сказали общие слова про необходимость благотворительности и про то, что предприятие, которое проводит подобные конкурсы и выдает гранты, поступает правильно. Говорили очень скучно,но к счастью, коротко — буквально несколько фраз, которые уже через три минуты улетучились из памяти.

Зал заскучал, но держался, так как было очевидно, что осталась еще половина президиума.

И тут, как будто поймав эту мысль зала, заместитель руководителя департамента образования сообщила, что не собирается выступать, так как людям «не терпится получить свои сертификаты».

Как говорится, «нашим легче».

Выступило еще два чиновника, сказали общие слова.

И вдруг та же женщина неожиданно «передумала», видимо, опять уловив некую банальность и официоз происходящего.

Она взяла в руки листок с перечнем лауреатов и чрезвычайно коротко рассказала о сути некоторых проектов — например, почему успешно проходит лечение инвалидов через общение с лошадьми (иппотерапия), как можно неформально организовать озеленение детских садов, а так же профессиональное обучение парикмахерскому искусству для детей из детских домов и т.д.

Зал ожил. Каждый ждал, когда назовут его проект, но при этом каждому было очень интересно знать, какие проекты выиграли гранты наряду с его собственным.

Оратор хорошо владела материалом, она называла многих руководителей проектов по имени, а затем легко перебросила «мостик» в президиум.

Она сказала: «Понятно, что в этом списке много молодежных проектов, так как Даниил, ведущий нашей церемонии, в свое время много занимался подобной деятельностью в Российском союзе молодежи, он расшевелил коллег, а теперь они соревнуются между собой».

Даниил покраснел от смущения, но ему явно было очень приятно.

В финале она высказала несколько общих добрых пожеланий и сорвала всеобщие бурные аплодисменты.

А что, собственно, произошло? От абстрактных скучных слов был сделан резкий переход к конкретике, причем были упомянуты люди, сидящие в зале и в президиуме. Выступление сразу стало другим, ведь людям, как мы уже говорили, всегда важно получить информацию о себе или, на худой конец, о соседе. Вы помните, как иногда часами просиживают родители на родительском собрании в школе, мучаются, скучают в надежде услышать хоть несколько слов именно о своем ребенке.

Но надо понимать, что это очень серьезное оружие — адресная похвала или критика, высказанная публично.

Дело в том, что люди в зале могут быть не согласны с вашей оценкой, и тогда вы утратите их внимание. Они сразу переключат внутренний канал в своей голове на обдумывание — почему меня не назвали, я же работаю лучше! Или почему только меня критикуют, если пять человек отвечают за это направление!

Надо всегда заранее продумывать сильные аргументы, такие, которые не могут вызвать раздражения и внутреннего сопротивления.

Или — если вы решили устроить публичную «порку» кому-то из сотрудников, то помните, что этот сотрудник вполне может быть кому-то другом, а кому-то начальником, и будьте готовы объясняться со всем коллективом.

Я знала одного крупного политика, который грешил тем, что спокойно критиковал своих сотрудников в присутствии людей со стороны, например, журналистов. Представляете, как ненавидел потом этот раскритикованный товарищ всех свидетелей своего унижения!

Похвала — тоже инструмент, требующий осторожности, так как еще с детства люди с подозрением относятся к «любимчикам», и вы можете оказать плохую услугу тем, кто работает лучше других.

Как же быть? Опираться на общее мнение. Проводить предварительные консультации с теми из ваших сотрудников, кто разбирается в психологии и является неформальным лидером. Надо, чтобы ваши оценки или совпадали с оценками слушателей, или были подкреплены очевидными для всех аргументами.

Но избегать упоминания конкретных людей нельзя, иначе доклад станет скучным, безликим, а люди почувствуют вашу боязнь вызвать настоящие эмоции зала.

Однажды я посоветовала своему ученику, топ-менеджеру крупного банка, назвать имена тех директоров филиалов, которые по итогам года выдали самые лучшие результаты. Причем я предложила ему подготовить слайд с их портретами и только одной цифрой — главной цифрой прироста прибыли.

Еще я предупредила, что надо добиться общих аплодисментов всего зала в их честь.

Он позвонил мне после доклада, совершенно потрясенный произведенным эффектом. Никогда до этого никто не делал слайдов с портретами лучших сотрудников. К тому же мы заготовили шутку про доску почета, и она тоже прошла на ура!

Мой ученик сказал, что многие молодые руководители подходили к нему и говорили, что на следующий год они обязательно добьются места на этой «Доске почета»! И это был отличный результат.

Другое дело, что некоторые люди вообще боятся прилюдно открывать рот, и им кажется, что у них есть для этого все основания. Они считают, что им крупно не повезло…

Из книги «Вам слово»