Это только кажется: то, что вы собираетесь сообщить, должно восприниматься слушателями легко и просто. Это же очевидно! О чем тут говорить, зачем разжевывать? Но людям в зале ваши идеи и тезисы могут казаться вовсе не такими простыми и очевидными, к тому же вполне возможно, у них есть совершенно другой вариант решения этой проблемы.

Если босс доверил выступать именно вам, это прекрасно. Но вы должны помнить о том, что для других людей это не повод слушать вас внимательно. Они могут надеяться на то, что вы с вашей идеей провалитесь, и завтра босс наконец обратит внимание на другие, правильные идеи…

Но даже если вы абсолютно уверены в том, что в зале сидят только позитивно настроенные люди — ваши единомышленники или подчиненные, которые зависят от вас, — расслабляться все же не следует!

Обучая журналистов искусству делать увлекательные сюжеты, я даю простую формулу: интересно — понятно — касается ЛИЧНО каждого зрителя!

Если сюжет (или фильм) снят по этой формуле, успех обеспечен!

Причем эти три требования могут существовать только в триединстве.

Интересно, что эти правила полностью совпадают с правилами изложения вашей главной мысли! То есть хорошее выступление должно быть сделано по принципу интересного кино. А почему нет?

Любая мысль, любая информация и любая идея должны быть изложены вами так, чтобы людям стало интересно, чтобы каждое слово было абсолютно понятно и чтобы при этом затрагивались ЛИЧНЫЕ интересы каждого слушателя.

Представьте: вы говорите интересно, но непонятно. Такое бывает.

Люди слушают, как слушают красивую иностранную речь.

Эффективность ноль, разве что вас зауважают: вот какой умный! Надеюсь, это не совсем тот результат, на который вы рассчитывали.

Или вы говорите абсолютно понятно, но совершенно неинтересно. При всем желании люди не смогут вас слушать. Это как макароны без соуса и масла — совершенно несъедобно!

Но даже если вам удалось подготовить интересное сообщение и к тому же сделать его понятным, но вы совершенно забыли о том, что люди должны каждую секунду понимать, ЗАЧЕМ им надо это слушать, то результат тоже будет далек от идеала.

Это просто развлечение. Послушали и… забыли.

Приведу простой и всем понятный пример. Только что я плавала на теплоходе по Волге и с мукой слушала по радио подробные рассказы экскурсовода о каждой церкви, мимо которой мы проплывали.

Я люблю Волгу, родилась на ней. Мне очень хочется знать интересные подробности истории волжских городов, какие-то ценные детали: кто здесь родился? Чем знамениты эти места? Как сейчас живут здесь люди? Но в ответ на мой «запрос» я получила плохую услугу.

Радио, которое нельзя было выключить (!), скучным дикторским голосом сообщало мне и всем остальным туристам, в каком году был основан город, почему он так называется, какие церкви и когда были построены, какие местные мастера творили здесь в XVIIXVIII веках, какая слобода и кем была построена, и т.д. и т.п.

Если бы провести эксперимент и попробовать найти на большом теплоходе туриста, который мог бы благодаря этой «экскурсии» рассказать хоть что-нибудь про Рыбинск, Ярославль или Балахну — гарантирую: не нашлось бы ни одного!

Однако прямо под этим непрерывно звучащем радио однажды оказался местный «пароходный» баянист, который двумя фразами сообщал туристам нечто ценное и абсолютно незабываемое.

— Посмотрите, — говорил Владимир Остапович, — на правом берегу мы видим село, где родился поэт Арсений Тарковский. А на левом берегу — самая высокая колокольня в Европе!

Люди крутили головами, переговаривались, хватались за фотоаппараты.

И уже перед следующим городом все старались оказаться поближе к баянисту, который владел мастерством экскурсовода в сотню раз лучше профессиональных методистов и работников культуры.

Интересно, что женщина-методист сама прекрасно понимала недостатки своего текста, но до сих пор существуют инструкции, которым надо следовать…Текст был утвержден, как говорится, сверху. Его надо было зачитать.

Иначе не будет лицензии. Если бы ей дали свободу, я уверена, рассказ был бы совсем другой, гораздо интереснее, ярче.

Перед важным выступлением, в тот момент, когда вы возьмете слово или вам его дадут, постарайтесь быстро провести «аудит» своей речи: будет ли она интересна? Понятна? Нужна ли эта информация слушателям?

Чтобы было интересно, надо уметь построить выступление по законам драматургии — мы уже говорили об этом. Загадать загадку, удивить, пойти путем парадоксов, начать историю, но не рассказать ее всю сразу целиком.

Чтобы было понятно, надо уметь проводить аналогии. Это очень важное умение.

В своей книге «А что это я здесь делаю? Путь журналиста»1 Ларри Кинг, великий мастер интервью, признается, что сам не имеет серьезного образования и никогда не стесняется задавать самые «тупые» вопросы от имени простых людей.

Оказалось, именно это умение ценится людьми, так как им становятся понятными абсолютно далекие от них идеи и сферы деятельности. «Почему водолазу трудно опускаться на глубину больше двадцати метров?» «Что дальнобойщики делают, чтобы не заснуть за рулем? Ах, вы поете песни! Так спойте нам сейчас хоть что-то из вашего репертуара!»

В одной из своих программ Ларри Кинг говорит:

— Вот на моем столе кусочек серого камня. Но это вовсе не камень, это обломок советской станции «Мир», который обнаружили жители (такого-то) штата Америки. Посмотрите! Знаете, почему он выглядит серым?

И так далее.

Кстати, о предметах. Их можно отлично использовать в ходе вашего выступления, и это станет фишкой, то есть главным, самым зрелищным и ярким его моментом.

Помню случай. В ходе экзамена на одном из объектов «Росатома» мы раздали слушателям листки со стереотипными высказываниями на тему атомной энергетики. Задачей слушателей было в течение двух-трехминутного выступления опровергнуть эти стереотипы, закрепившиеся в массовом сознании россиян.

Были отличные ответы, которые нас очень порадовали.

Так, в городе Глазов один из топ-менеджеров придумал интересный способ показать, как отличается экологически чистая атомная энергетика от привычных угольных и мазутных станций.

Он взял в руки зажигалку и фонарик. Выключил в зале свет. Поднес зажигалку снизу к листу белого картона и высек огонь. Показал белый лист, на котором остался черный след от копоти. Это был пример обычной тепловой станции.

А потом зажег фонарик. В зале стало светло, а белый лист так и остался белым!

Народ дружно зааплодировал, и потом многие люди рассказывали мне, что этот «опыт» с фонариком и зажигалкой, показанный ими дома, произвел огромное впечатление на членов семьи.

Иногда очень простые сравнения помогают точнее и объемнее воспринять мысль оратора. Например, вместо избитых призывов расти профессионально всю оставшуюся жизнь, я говорю своим журналистам на последнем занятии:

— Путь в нашу профессию — это движение вверх по эскалатору, который идет вниз. Если остановитесь — что будет?

Публика отвечает:

— Скатимся вниз!

— Да, — говорю я. — А если идти равномерно, со скоростью эскалатора, то что будет?

— Будем стоять на одном месте! — кричат из зала.

И опять я соглашаюсь и задаю последний вопрос:

— Как же нам надо двигаться, чтобы идти вперед?

И вот тут-то журналисты сами выдают ту самую искомую формулу:

— Надо очень напрягаться и идти быстро!

А теперь представьте, что я сразу сама сказала именно эту фразу. Какой будет реакция? Да никакой. Со школьной скамьи нам говорили: трудись, двигайся вперед, напрягайся, иначе не добьешься результата! А затертые фразы имеют одну особенность: они работают против вас. Ту же мысль, ту же идею вы можете высказать гораздо более точно, если найдете хорошее сравнение, яркий образ или если поищете какие-то подручные средства.

Я очень люблю, когда ораторы рисуют что-то на доске. Так интересно следить за движением руки и пытаться догадаться, какой мы увидим чертеж или рисунок!

Гениально это делает замечательный кинорежиссер Александр Митта.

Он давно уже один из самых востребованных тренеров по кинодраматургии, и на его лекции в Дом Кино ходят самые разные люди — от молодых активных копирайтеров до пожилых ценителей настоящего киноискусства.

На первом занятии на глазах у зрителей Александр Наумович рисует на листе ватмана удивительную фигуру — красивая головка девушки держится на крепком лошадином теле…

— Это муза кино, — поясняет оратор. — Прекрасная, как богиня, и крепкая, работоспособная, как лошадь…

Если бы он сказал эту фразу без рисунка, особого эффекта не было бы. Но Митта — прекрасный художник, и люди потрясенно разглядывают рисунок, сделанный без единой помарки и появившийся прямо у них на глазах, и погружаются в тему лекции…

Запомните: ваши мысли, ваши идеи, даже в том случае если вы сами хорошо и точно можете сформулировать их для себя — это всего лишь сырые продукты на хорошем базаре. Их надо не только купить, но и приготовить из них вкусное блюдо. А потом еще суметь это блюдо красиво и вовремя подать гостям!

Кстати, вы не заметили? Только что я попыталась подкрепить весьма полезную мысль сравнением. И она прозвучало свежо и понятно, не правда ли?

Предвижу возражения: серьезные выступления должны звучать серьезно. Еще можно добавить: у нас так принято. И сослаться на корпоративную культуру выступлений и дискуссий.

Никаких предметов в руках оратора, кроме подготовленной презентации со слайдами. Никаких сравнений с горными вершинами или супом, или лестницей! Все должно быть строго, как серый костюм с белой рубашкой и синим галстуком (боже, как холодно и скучно!).

Корпоративная культура, как и дресс-код, — это святое. Но, на мой взгляд, вы не имеете права терять интерес и внимание слушателей даже в заведомо скучные моменты «разжевывания» своих тезисов.

Фрагмент из книги «Вам слово! Выступление без волнения»