Как-то в начале 90-х ночью в нашей нижегородской квартире раздался звонок. Звонил Александр Любимов. Мы с ним были хорошо знакомы еще со времен «Взгляда».

– Нина, ты нам нужна. Телекомпания «ВИД» готовит прямой телемост с Клинтоном во время его визита в Москву. Мы хотим сделать точку в Нижнем. Ты готова провести прямой телемост?

– Конечно, с удовольствием! (Хорошо, что он не видит выражение моего лица!)

– Окей! Подробности чуть позже, готовься.

И я готовилась! Больше всего думала о прическе и одежде, так как понимала, что этот прямой телемост покажут крупнейшие телекомпании мира. Договорилась с парикмахером, купила красивую колючую шубку (дело было зимой). А тут еще в Нижнем Новгороде появилась первая сотовая компания и первый сотовый телефон – тяжелый, килограмма на полтора. Ребята из этой компании предложили мне общаться не только по телемосту, но и немножко по телефону (так называемый – «продакт плейсмент» 90-х). Все это было немного странно и непривычно, но я согласилась, кажется, даже бесплатно.

Мои резоны были понятны – я очень боялась. Никаких наушников у меня не было, и я надеялась, что по этому телефону смогу – если вдруг что-то не так – связаться с Сашей Любимовым.

Кого позвать для общения с раскованным и красивым американским президентом, решать приходилось мне самой.

Я пригласила наших бизнесменов, молодого мэра, а также простых нижегородцев, которые с интересом прогуливались мимо наших камер.

Все в напряжении ожидали прямого включения. Вдруг пошел снег! Моя прическа стала «таять» на глазах, шубка покрылась снегом, ноги замерзли, люди устали, а нас все не «включали».

На больших экранах мы видели роскошного президента Америки, и телемосты из других городов. Операторы знаками показывали мне, что вот еще чуть-чуть, и мы в эфире… Но опять шел разговор в студии в Москве, и меня охватило полное отчаяние.

Мокрые волосы, мокрая шуба, холодно, люди вокруг смотрят на меня как на обманщицу, самые интересные из приглашенных развернулись и ушли. В моей руке тяжеленный «сотовый» телефон, который не работает (что-то случилось с сигналом)! Расстаться с ним я не могла, так как надежда не покидала меня до последнего.

И вдруг – мы увидели себя на экране! Шок, растерянность. До окончания программы оставалось всего 10 минут. Я встряхнулась, улыбнулась и сообщила Клинтону:

– А мы тут совсем замерзли! Спасибо, что дали возможность высказаться, а то у ваших дипломатов в нашем городе  были бы проблемы…

Ему перевели. Он засмеялся и посмотрел на меня с живым интересом, потом подошел к Черномырдину, показал в мою сторону рукой и что-то сказал, явно одобрительное.

Затем были очень хорошие вопросы от моих земляков. Были ответы, тоже хорошие. Потом нас поблагодарили и даже сказали, что это был самый интересный разговор…

До сих пор я готова многое отдать, чтобы узнать: что он сказал тогда Черномырдину? Вполне возможно, что это не имело никакого отношения ни ко мне, ни к моей мокрой шубе и страшному телефону в руках. Но все же…


Следующая глава видеокниги «Прямой эфир»:
Бабушка и икона