Сначала появилась мечта о собаке. Мечтали втроём: Мама и две её дочки. Ах, как заме- чательно было говорить о маленькой собачке, представляя, как она будет прыгать и лизаться, как они станут её дрессировать, и с какой зави- стью посмотрят на девочек одноклассники.

Мама в сотый раз спрашивала, и голос её становился очень строгим:

— Вы будете с ней гулять? Вы будете убирать за ней, пока она маленькая?

Девочки кивали и клялись, что обязательно будут, подумаешь, ничего сложного.

Мама, однако, смотрела на них подозри- тельно и вздыхала. К сожалению, у неё были основания сомневаться в их клятвах. Пото- му что, во-первых, в комнатах девочек всегда было раскидано и они очень не любили, когда их заставляли расставлять всё по местам. А во- вторых, наши девочки совсем не были дружны- ми. Они частенько ссорились и иногда даже затевали что-то вроде потасовок. Младшая, Таня, вечно придиралась к старшей, Нине. А Нина, в свою очередь, расстраивалась и начинала пла- кать, чем сильно осложняла жизнь родителям да и себе самой тоже. В её огромных краси- вых глазах всегда наготове были океаны слёз, и плакала она чаще всего вовсе не из-за себя, а просто потому, что была доброй девочкой и ей всех было жалко, ну просто сил нет терпеть, как жалко. Вот слёзы и текли сами по себе, а она не умела их остановить и очень этого стеснялась.

Таня плакала редко, и её страшно раздражали Нинины слёзы и её неумение постоять за себя. Как-то так само собой получалось, что Таня, бу- дучи младшей, старалась держаться как стар- шая, очень любила командовать Ниной и учить её жить. Нина то слушалась, то нет, и эти непо- нятные отношения перетекали в обиды и ссоры.

Родители испробовали уже разную тактику — то вмешивались и вникали в суть каждого кон- фликта, то старались не обращать внимания. Но когда Тане исполнилось десять лет, а Нине две- надцать, Мама с грустью призналась себе, что почти не верит, что её славные девочки станут когда-нибудь такими дружными сестрёнками, как ей мечталось когда-то. Мысль о том, что ма- ленькая собачка может стать хорошим педаго- гом, грела ей душу. Тане будет полезно о ком-то заботиться, а Нине так нужен маленький друг!

Но сразу возникали сомнения: не станут ли заботы, связанные с собачкой, дополнительны- ми поводами для ссор. Мама вздыхала и вспо- минала своё детство. У неё тоже была сестра, и разница между ними тоже была два года, но они дружили и дружат до сих пор. Ни с одной подружкой у неё не было такой потрясающей близости, как с сестрой, они даже говорили ча- сто одно и то же одновременно, а все смеялись и завидовали.

Была и ещё одна, самая большая сложность, которая ставила под угрозу мечту о собачке: дело в том, что Папа девочек совсем не хотел собаку.

Понять, почему он так категорически против, казалось почти невозможным. В детстве у него были собаки и кошки, и он за ними ухаживал, но сейчас совсем не хотел собаку. Он даже выста- вил Маме ультиматум: или я, или собака. Мама испугалась и, конечно, сразу почти отказалась от этой затеи. Но всё же именно «почти», так как Мама любила во всём докапываться до сути, а тут ей решительно было непонятно, почему нельзя завести собачку, если об этом мечтают три члена семьи из четырёх возможных.

И она решила действовать по-женски, а, зна- чит, хитростью и лаской готовить Папу к тому, что собачка всё же появится, но, конечно, толь- ко с его согласия.

С самого начала, то есть едва в доме стали думать о собачке, Мама представляла её как ласковую и спокойную собаку, настоящего чле- на семьи. Все вокруг разговаривали о лабрадо- рах — какие они умные, сколько понимают слов и как преданно умеют любить своих хозяев. Не- много смущал размер лабрадора: как он будет помещаться в машине? И ещё шерсть, которая, хотя собака абсолютно гладкая, почему-то ле- зет повсюду и требует постоянной уборки. К тому же лабрадоры совсем не любят оставать- ся одни в доме.

Один Мамин знакомый рассказал ей исто- рию о щенке лабрадора, которого он подарил своим родителям. Так вот. Этот замечательный избалованный щенок добивался каждый вечер, чтобы вся семья, а желательно ещё и соседи, собирались вокруг него и по очереди гладили ему пузо, восхищаясь его красотой и таланта- ми. Как только люди переходили к какому-либо другому занятию, он начинал гавкать и опять добивался своего. Вот и Путин всюду ходит со своим лабрадором Кони. Видимо, она тоже не позволяет ему расслабиться…

Мама ужаснулась. У неё была такая работа, которая начиналась рано утром и заканчива- лась поздно ночью. С этим ничего нельзя было поделать, потому что работа была любимая, интересная, а кроме того за неё хорошо плати- ли. Эта работа, как лабрадор, держала Маму на коротком поводке, и двух лабрадоров Мама вы- держать уже не смогла бы.

А как же Путин, спросите вы? Но у него мно- го помощников и его жена, как известно, очень любит собак.

К сожалению, дела у Мамы обстояли несколь- ко иначе, и она стала думать о других породах собак.

Тут-то семья и вспомнила о пуделе. Собствен- но, идея завести пуделя существовала давно, но однажды Мама решила, что собака будет любой породы, только не пудель. Дело в том, что в се- мье, в которой выросла Мама вместе со стар- шей сестрой и младшим братом, жил пудель по имени Ярвик. Это был очень удачный пёсик, покоривший сердца всех членов семьи. Он был ласковым и притом очень самостоятельным. Он умудрялся найти дорогу домой, когда терялся или убегал к любимой собачке на другой конец города. Он обгонял «Жигули» на трассе и за это получил прозвище «гончий пудель». В общем, пёс был совершенно замечательный. Он про- жил длинную и счастливую собачью жизнь, хотя, по мнению людей, жизнь обычно бывает либо собачьей, либо счастливой.

Мама боялась, что все члены семьи начнут сравнивать нового пуделя с прежним, и ново- му в этом соревновании победить будет труд- но! Тем более что с того времени, как Ярвика похоронили под сосенкой на даче, прошло уже несколько лет и в памяти остались только его подвиги и таланты, а сложности забылись.

И всё же Мама чем дальше, тем чаще дума- ла именно о пуделе. А чтобы его не сравнива- ли с Ярвиком, она решила взять собаку другого цвета. Ярвик был шоколадным, а новый пудель пусть будет рыжим, или, как это принято гово- рить, абрикосовым. Он даже может быть чуть меньше по размеру.

Такая маленькая рыжая собачка. Умная и ласковая. Которая подружит девочек, завою- ет железное сердце Папы, а по вечерам, когда Мама будет приходить усталая с работы, ста- нет приносить ей тапочки и лизать руку. Нет, Мама нагнётся, и он лизнёт её в щёку. Мама даже зажмурилась, настолько ей этого захо- телось.

На следующий раз, как только они с дочками стали снова шептаться о собаке, она рассказала им о рыжем пуделе и встретила полную поддерж- ку. Этим же вечером Таня заговорщицким таин- ственным голосом поведала о выбранной породе Маминой маме, которая была ярой сторонницей собачьей идеи и даже обещала брать щенка к себе, если возникнет такая необходимость. Ма- мина мама, или баба Нина, как звали её в семье, была когда-то главной хозяйкой Ярвика и очень ценила пуделей. Но ещё больше она ценила мир и любовь в семье своей дочери и очень волнова- лась, удастся ли Маме уговорить Папу.

Как-то раз, по словам девочек, Маме это почти удалось, но потом Папа снова встал на- смерть и против его главного аргумента — кто будет убирать за собакой, если дети не хотят убирать даже за собой! — очень трудно было возразить.

Но тут в дело вмешался случай. Мама вскользь попросила своего секретаря Машу поискать в Интернете что-нибудь про абрико- совых пуделей. Просто посмотреть — и всё. А Маша восприняла это очень серьёзно, потому что Маша была отличным работником — она даже имела степень кандидата наук! — и от- неслась к поручению точно так же, как к поиску нужных цифр и фактов к тем важным докладам, которые делала Мама.

Маша погрузилась в Интернет, и ей стало из- вестно, что в Москве не так уж много малень- ких рыжих пуделей, но как раз на этой неделе у одной из заводчиц есть на продажу три щен- ка — две девочки и один мальчик.

Когда Мама оторвалась от своих бумаг, Маша доложила ей ситуацию, и Мама совсем расте- рялась.

Она так привыкла мечтать о собачке, что ока- залась совсем не готова к тому, чтобы просто поехать и забрать щенка домой. Тем более что вчерашний разговор с Папой у неё вышел очень неудачным, и бессонной ночью она решила опять немного потянуть время. А тут — реаль- ный щенок, и мальчик только один! Почему-то они с девочками с самого начала хотели только щенка-мальчика и капельку надеялись, что это может смягчить Папу, который иногда ворчал, что живёт один в женском царстве.

Ей стало очень тревожно, и она всегда в этом случае звонила своей маме.

Очень хорошо, когда у Мамы тоже есть мама, с которой можно посоветоваться, принимая сложное решение.

Этой семье повезло вдвойне, потому что у Маминой мамы тоже была мама, которая да- вала мудрые советы и умела всех понять. У неё всегда находилось для всех время. А это очень важно, когда человек не торопится и умеет слу- шать. Мама маминой мамы, которую в семье звали Бап, была в курсе происходящего и тоже считала, что пора завести собаку. Но как и баба Нина, она боялась, что собака может рассер- дить Папу, который достаточно часто был вы- нужден делать то, что хотела его жена. А мужчи- ны к этому очень чувствительны.

Как только Маша дала номер телефона завод- чицы пуделей молодой Маме, та сразу позвонила своей маме и спросила — как быть? Мама испу- галась и предложила забрать собаку, но при этом не рисковать. То есть дала совет, который нельзя выполнить. Она и сама поняла это и затихла.

И тогда решительная Мама всё же поехала за собакой.

В это самое время ей позвонил Папа с каким- то мелким вопросом и заодно спросил, что она собирается делать в ближайший час. Мама рас- терялась и пыталась ему соврать, чего никогда в жизни не делала. Папа понял, что что-то не так, занервничал, и всё это было ужасно. Хотя собаки ещё не было, то есть она была, но где-то на другом конце Москвы, и, свернувшись в ма- ленький рыжий комочек, сладко сопела чёрным носиком рядом с сёстрами под тёплым боком у своей мамы.

Но, раз решение принято, сомневаться уже поздно. Так учили Маму в бизнес-школе в Аме- рике. Так всегда думала и она сама. Поэтому она села в свою служебную машину, назвала водителю адрес и попыталась, как обычно, об- суждать по сотовому телефону рабочие вопро- сы, но в голове было непривычно, сумбурно, и хороших разговоров не получалось.

А потом они приехали в обычную московскую квартиру. Маму с водителем встретила хозяйка. Её волосы были выкрашены в рыжий цвет. Надо лбом торчала короткая челка, а остальные во- лосы были убраны в два хвоста, и поэтому она сама очень походила на рыжего пуделя.

Быстрая, разговорчивая, улыбчивая, она всматривалась умными тёмными глазами в приезжую женщину в деловом костюме с со- товым телефоном в руке. Зачем ей собака? Кто будет ухаживать за щенком? Специальные няньки, гувернантки? Хозяйка не понимала, зачем заводить собаку, если не собираешься с ней Дружить. Но молодая дама кинулась к корзинке со щенками, схватила мальчика и прижала его к себе так, как это делают только настоящие лю- бители собак и только те из них, кто уже имел Свою собаку.

Щенок стал лизаться и обнимать женщину ры- жими кудрявыми лапками. Смешно, но у него уже был пострижен нос, как у взрослого пуделя, и лапы тоже, и даже кисточка хвоста торчала гор- до и по-взрослому, словно у пуделя Артемона в известной сказке про Буратино.

Так и не выпустив щенка из рук, Мама решила все вопросы с хозяйкой, купила мешок щенячьего корма, выслушала наставления и унеслась в свой мир. Пуделиха-хозяйка и пуделиха-мама ощутили потерю почти одинаково остро. Мальчик был самым умным и ласковым из всех щенков этого помёта. Просто прелесть какой щенок!

Между тем Мамина мама уже успела расска- зать новость Бап, и они испуганно ждали вестей от дочки-внучки, пытаясь прогнозировать разные варианты развития событий. Мамина Мама даже решила, что в случае чего возьмёт щенка к себе, вот только как быть с работой, которой у неё тоже было много, да ещё и связанной с разъездами. Но, конечно, все надеялись на лучшее. Ведь не уйдёт же Папа из семьи, от любимых жены и дочек только потому, что в доме появилась собака…

А вдруг уйдёт?..

В этот день Таня осталась одна. Накануне Нина с подозрением на аппендицит попала в больницу. Таня сидела за компьютером, смут- но чувствуя, что одной всё-таки скучно. Вся до- машняя работа оказалась на ней, и не на кого свалить, и некому сделать замечание. Возвра- щалась бы скорее, что ли?

И тут неожиданно, раньше обычного времени, в квартиру вошла Мама. Да к тому же не одна, а со щенком. Вошла и умоляюще посмотрела на Папу, который вышел её встречать. Он всегда каким-то особым чутьём узнавал её шаги.

Папа посмотрел на щенка, на Маму, ничего не сказал и ушёл в спальню. Таня с визгом броси- лась к Маме, и они некоторое время возились все втроём, потом поставили щенка на пол, где он сразу сделал лужу. Таня с энтузиазмом бро- силась лужу вытирать. Мама сняла шубку, вы- дохнула.

Тут позвонил телефон.

— Ну как? — негромко спросила Мамина мама.

Мама так же тихо ответила:

— Ничего не сказал, ушёл в комнату, — и по- детски добавила: — Мам, может, обойдётся, а? Она рассказала о том, как выглядит щенок,

чем он отличается от маленького Ярвика и спро- сила совета, как его назвать. Говорили совсем недолго, тревога оставалась. Обещала позво- нить, если что.

Но в этот вечер звонков от Мамы не было. Значит, Папа остался дома. Пронесло.

Любовь победила принципы.

 

Из книги «Скайпик», Глава 1