На одном из занятий в нашей школе журналист НТВ Антон Хреков рассказал, как на курсах ВВС его учили подбирать правильную дистанцию в общении с телезрителями. Тренер дала ему длинный шарф, усадила в кресло на колесиках и попросила читать приготовленный заранее текст. В то время, пока он произносил текст, она накручивала шарф на руку, и под финал лицо Антона оказалось непосредственно перед лицом тренера. Он заметил, что по мере сближения с ней его интонация замедлилась, слова он стал произносить более четко, на лице появилась улыбка…

Почему? Да потому, что он стал говорить не абстрактно — то есть обращаясь к некоей большой аудитории, а конкретно — для одного симпатичного телезрителя.

Вы бывали на концертах, где звезды эстрады неожиданно спускаются в зал, а иногда даже приглашают во время песни кого-то из публики на импровизированный танец?

Эти моменты вызывают восторг и оживление зрителей, каждый одновременно мечтает и боится, что и к нему уже на следующей песне может подойти этот знаменитый человек…

А вот когда поют со сцены, такого трепета нет, просто музыка и все.

Хорошие начальники прекрасно знают, как важно выйти из-за своего большого стола и предложить сотрудникам пообщаться за круглым столом переговоров, где само расположение людей устанавливает полное равенство и порождает чувство партнерства.

Дистанция имеет огромное значение!

Трибуна ассоциируется с официозом, круглый стол — с деловым общением, а ваше хождение по залу или манера присаживаться на край стола демонстрируют неформальное отношение, готовность дружить и общаться более близко, чем это обычно принято.

Когда-то в далеком 1985 году меня вызвали в Москву для работы корреспондентом на Всемирном фестивале молодежи и студентов. Приехать надо было заранее, чтобы пройти подготовку у комментаторов Центрального телевидения, которые имели опыт работы в разных странах.

Как это было незабываемо интересно! Оказалось, что каждый журналист, поработав в какой-то стране или на целом континенте, становится очень похожим на тот мир, о котором он рассказывает. Похожим даже по одежде и манере держаться.

Вот вплыл в нашу аудиторию важный и малоулыбчивый Сейфуль-Мулюков, который рассказывал советским телезрителям о жизни арабского мира. Он был очень похож на арабского шейха и держал с нами огромную дистанцию, так и оставшись загадочной персоной. Мне даже показалось, что на голове у него был невидимый миру восточный тюрбан, так аккуратно и гордо он ее держал, глядя на нас сверху вниз.

Вслед за ним в аудиторию не вошел, а влетел Игорь Фесуненко, который в те годы работал комментатором по Латинской Америке. Он был одет в яркую рубашку с расстегнутыми верхними пуговицами и клетчатые брюки, что само по себе вызывало удивление, так как в нашей стране носили больше одежду белого, серого и черного цветов, яркое не приветствовалось. А уж клетчатые брюки — просто вызов обществу!

Загорелый, веселый Фесуненко сел верхом на стол и оглядел зал с притихшими журналистами. А потом начались байки про жизнь в Латинской Америке, про открытость и отсутствие комплексов у этих людей, про бразильские карнавалы. Он и сам был немного карнавалом, и мы потом долго его не отпускали — так хотелось продлить неожиданный праздник!

Каждый раз перед семинаром или тренингом я прошу показать мне помещение, в котором предстоит заниматься.

Очень хорошо, если есть возможность посадить людей неформально, полукругом, но при этом надо позаботиться о том, чтобы им было удобно вести записи, и вообще — удобно сидеть.

Если зал напоминает кинотеатр, то я советую во время выступления несколько раз пройтись между рядами, чтобы пообщаться глазами с теми слушателями, которые надеялись отсидеться за чужими спинами.

Но бывают чрезвычайно неудобные помещения, например, с большим круглым столом. Рядом с вами плечом к плечу сидят ваши ученики, а вы не можете пообщаться с ними глаза в глаза.

Я уже писала в этой книге, что в таких случаях встаю, предупредив аудиторию и особенно — приученных к хорошим манерам мужчин, что им вставать не надо, что это просто моя манера вести занятие, мне так комфортнее. И обхожу стол несколько раз. Оказываясь за спинами одних людей, я «ловлю» глазами других, тех, кто сидит напротив. И буквально кожей чувствую возникающее напряжение, и это очень хорошо.

Но если бесконечно ходить по кругу, все к этому привыкнут и опять расслабятся. Во всем нужна мера. И, конечно, кто-то может усесться на стол или верхом на стул, а для кого-то это невозможно. Решать вам.

И все же самое скучное, что может быть на свете, — это далекий докладчик за трибуной, который что-то читает с листа. Если таковы условия игры, которые вы не вправе нарушить (а такое тоже бывает), — то все же постарайтесь сделать так, чтобы люди в зале вытягивали шеи и ловили каждое ваше слово. Такое возможно — если вы говорите то, что касается каждого из присутствующих. И если вы делаете это интересно, а еще лучше — весело…Отрывайтесь от бумаги, комментируйте текст, шутите!

Тренд нашего времени — дать людям, сидящим в зале, возможность улыбнуться. А еще лучше — похохотать всем вместе! Но…

Фрагмент из книги «Вам слово! Выступление без волнения»