Одна из журналисток посоветовала мне в начале интервью разозлить собеседника, «выбить из-под него стул». Что вы об этом думаете?

Бывают разные интервьюеры и разные стили общения. Для себя я выбрала манеру «адвоката». Даже если я встречаю человека, который мне не симпатичен, я все равно делаю все для того, чтобы его раскрыть и дать ему шанс. Но это не значит, что человеку нельзя задавать жесткие вопросы. Из агрессивных интервьюеров можно выделить Ксению Собчак, а так же модного парня по имени Юрий Дудь. Познер же в меньшей степени. В некотором смысле интервью – это бой, и, если человек повелся, его будет легко разозлить. Я думаю, что меня нельзя разозлить.

В бою можно раскрыть новые черты характера?
Есть люди, которые привыкли жить в своей скорлупе, и чтобы их оттуда вывести, применяются разные методы. Мне нравится узнать как можно больше про человека, и удивить его этими знаниями. Так делала Кира Прошутинская в программе «Мужчина и женщина». Она удивляла своих героев знаниями их детства, тонкостей их жизни. Гости сразу чувствовали себя совершено «раздетыми», и она это делала очень нежно, по-женски.

Какие вы методики используете?
Об этом много написано в моих книгах. К тому же телевидение для меня давно в прошлом. Сейчас я учитель, и у меня есть подозрение, что я родилась, чтобы быть учителем. Я осознала это в 40 лет, организовала свою школу. Я брала интервью у Ясера Арафата, Била Клинтона, Горбачёва, Ельцина. Мои методики очень добрые — я говорила комплименты, я много читала про этого человека, узнавала о нем у знакомых, использовала факты. Например, спросила Кириенко, когда он был премьер министром: «В одном интервью вы мне говорили, что никогда не будете премьер-министром». Интересный вопрос – это всегда провокация. Сейчас я использую эти знания, когда учу людей задавать вопросы. Если вы хотите задать такой вопрос, на который нельзя не ответить, то в моей книге «Со мной хотят общаться» есть глава, посвященная умению задавать вопросы. Методика простая: вы должны взять два противоречивых факта из жизни этого человека, сопоставить их и попросить человека объяснить. Например, если кто- то публично заявлял, что никогда не женится, а потом женился, это значит, что человек меняется, меняется его понимание жизни, а это уже интересно!

Как вы пришли к пониманию того, что хотите быть учителем?
Это была внутренняя потребность. Когда чувствуешь, что–то настоящее, без этого просто жить не можешь. Когда я интересовалась ремеслом журналиста, я читала все книги, которые мне попадались, бегала за лучшими, записывала все, что они мне говорили. Это хороший метод учебы, но он подходит не всем. Я поняла, что не все могут попасть в молодежную редакцию ЦТ к лучшим специалистам, к тому же у ребят из провинции нет доступа к таким книгам. Мне захотелось самой сформировать для других журналистов систему навыков и рабочих практик. Когда человек учит – он растет сам. Для меня самый страшный момент, когда я упираюсь в потолок, и мне некуда расти, значит что-то надо менять. Сейчас я учу и онлайн, у меня есть группа «Гений общения» на Facebook. Это вызов для меня, потому что я люблю видеть глаза и наслаждаюсь общением с живыми людьми. А здесь- общение в основном через тексты. Хотя участники по моей просьбе присылают мне свои короткие видео.

Как именно вы раскрываете потенциал каждого человека?
Сократ говорил: «Скажи мне что-нибудь, я хочу тебя увидеть». Человек улыбается, симпатично выглядит, но, когда он заговорит, все становится очевидно. Я очень внимательно вглядываюсь и вслушиваюсь, когда мои ученики начинают говорить, я всегда делаю обучение через рабочие «кейсы». Я вижу, как человек волнуется, как человек выбирает слова, вижу попытки быть интересным людям. Моя задача направить все эти попытки в нужное русло, показать, направить, но не обидно. Судя по реакции, люди именно это и ценят. Они ценят, что я строгая, но не обижаю. Мой муж всегда говорит, что я очень «мирная», со мной поссориться нельзя, просто невозможно.

 
Если вы чувствуете в себе силы, не говорите, как принято, говорите, как хочется.
— Нина Зверева
Какой политик пришел к вам первым?
Борис Немцов в 1987 году попросил меня стать его доверенным лицом, тогда я была известным журналистом, он был молодым, симпатичным, ярким, кудрявым, веселым и очень способным! Он был ученым, физиком, кандидатом наук. И вдруг ему хотелось пойти в политику! Мы занялись безнадёжным делом- выбором Бориса в депутаты Верховного Совета СССР. В ту пору он начал бороться со строительством атомной станцией теплоснабжения в Нижнем Новгороде, получил известность. Я три раза была его доверенным лицом, пыталась давать советы , помогать с речью, имиджем, стилем. Но он все делал по-своему.Однажды, когда он уже очевидно проходил в Верховный совет России, хотя там были очень достойные конкуренты — он должен был выступать в эфире передачи, мы написали текст, отрепетировали речь. До него все кандидаты говорили красиво, обещали пенсию пожилым и зарплату молодым, но он сказал только одну фразу: «Здесь обещают много разного, а я могу обещать только одно – я не буду врать». Его запомнили, его выбрали! И тогда это был для меня урок, что иногда классно отличаться и нарушать форматы. Если вы чувствуете в себе силы, не говорите, как принято, говорите, как хочется.Когда к вам на обучение пришёл первый политик, у вас уже был опыт работы с имиджем? Или вы работали по чутью?Я использовала журналистские методики. Публичное выступление и работа журналиста – это очень похоже. По сути журналист борется за внимание зрителей и читателей, он подбирает слова, которые другим людям будут интересны.
Что должен делать человек, который выступает? Он должен говорить так, чтобы другим это было интересно, а не ему самому с самим собой. Сейчас я набрала группу в Facebook «Гений общения», и на первой записи люди говорят: «я так волнуюсь», «я так хочу», «мне это надо» — все говорят про себя, но это никому не интересно. Когда открываешь рот, нужно говорить о том, что интересно другим людям! Публичная саморефлексия никому не интересна. Только если это не будет какая-то фантастичная история, или самоирония, например, как у Стива Джобса – он из своих провалов сделал выводы для молодых людей. Хотя, уверена, ему было непросто рассказывать о своих неудачах.Как менялись ваши ученики, как прогрессировали? Кириенко, Немцов?
У Бориса в середине девяностых был высокий президентский рейтинг, он очень быстро прогрессировал. Я конечно, не думаю, что это была моя заслуга. Он был очень талантлив, он почувствовал свою волну, как серфингист, он почувствовал, что людям может нравиться, и прекрасно общался на их языке.

Сергей Кириенко мне сказал: «Вы учите журналистов задавать вопросы, научите меня на них отвечать». Я много раз брала у него интервью, когда он уж был полпредом Президента в Приволжском округе, и он меня всегда спрашивал: «Я не длинно сказал? Я убедительно выразился?». Если были замечания, он просил перезаписать, с учетом моих рекомендаций. Потом он присылал учиться ко мне свою команду. И тогда я поняла, что это новое направление моей работы — я могу учить людей так разговаривать, чтобы их слушали. Моя первая книга так и называется «Я говорю — меня слушают». (она переиздавалась более 20 раз). Самое главное – это не сказать, а запомниться! И все наши речи надо выстраивать по этому принципу: что запомнят люди? Какую новую информацию они усвоят?

Если ты случайно оказался в лифте с главой корпорации, как за 30 секунд заинтересовать его? Какие есть технологии?
Это кейс Гарварда – elevator pitch. Смотря кто это – Греф, Набиуллина, Костин? Это разные люди, на них действуют разные фразы. Первая заповедь – знать, как можно больше об этом человеке и думать о том, кто перед тобой. Второе – нажать на кнопки — либо кнопка страха (при этом вы должны показать с цифрами и фактами, что организация может рухнуть, но тут же показать, что вы знаете, как ее можно спасти; либо на кнопку амбиций –сильно его похвалить или предложить заработать больше. )Но обязательно предложение должно быть сделано на уровне компетенции этого руководителя. Нужно почувствовать уровень этих людей, а затем спросить себя: что вы хотите им сказать, и почему это будет им важно услышать?

Словами можно добиться потрясающих результатов, потому что это потрясающий инструмент. Но!! Надо включать большой контроль над словами. Когда вы подходите к человеку, и говорите, что вы прочитали его последнюю книгу – человек ваш. Когда вы подходите и говорите о своих проблемах – вы ему не интересны.

нина зверева, Со мной хотят общаться, коммуникация, выступать публично, коуч бизнес, книги публичное выступление
«Любая хорошая речь – это совмещение интересов спикера и интересов аудитории»
— Нина Зверева
Вы сказали, что люди должны говорить по принципу шоу, что это значит?
Должен быть сценарий, речь должна быть продумала. Человек, который выступает, должен понимать, в каком месте зритель (слушатель) должен рассмеяться или расплакаться. Такой человек влияет на людей, он к этому готовится, чтобы выступление было сделано по драматургическим законам шоу, чтобы оно было яркое. Есть правило TED – заставьте нас плакать, заставьте нас смеяться.О чем нужно подумать при подготовке выступления?
Любой человек, который выступает, забирает наше время. Поэтому он должен что-то дать взамен – мысль, информацию, удивительный факт, эмоцию. Об этом хорошо подумать, перед тем, как начинать свое вступление. Если выступаете на экране – нужно думать о картинке. На радио и в аудитории всегда важна интонация и голос. Подумайте, что вы скажете нового, чем людей удивите, что вы им расскажете нового про них самих. Нужно изучать аудиторию и готовиться. Катя Клэп знает свою аудиторию, Навальный очень хорошо знает свою аудиторию.Что думаете о том, как одевается Трамп?
Он раздражает меня, он очень неопрятный, у него агрессивная мимика. Трамп — яркая личность, он создал себя и свою империю сам. Раздражение в некотором смысле – это его конек. Иногда то, что нам не нравится, является частью имиджа человека. Когда Бондарчук стал лысым – многим не нравилось, но сейчас это неотъемлемая часть его имиджа.Как вы думаете, почему Навальный собирает огромную аудиторию молодежи на YouTube?
За ним пошла молодежь, потому что он смелый. Для молодёжи сейчас начался застой. Это то время, когда люди ищут новые лица, новую интонацию, хотят как-то проявить свое несогласие. Они молодые, им хочется драйва, чтобы создавались новые возможности. Навальный сейчас раскачивает эту лодку. Он говорит коротко, по делу, искренно. У него работает хорошая команда профессионалов.Какой самый частый вопрос вам задают на тренингах?
Могу ли я этому научиться? В любой профессиональный навык нужно вложить 10 000 часов.


Автор — Екатерина Губина