Честно говоря, детские впечатления от главного семейного праздника у меня слились в один поток чудесных эмоций – настоящая елка с игрушками, домашний кукольный театр, подарки, много гостей и друзей в хлебосольном и веселом родительском доме. Я не могу вспомнить какой-то особенный Новый Год своего детства. Сегодня я понимаю, что из детской поры остро запоминается то, что ранит душу, а этого, видимо, не было, спасибо родителям!

Зато в моей жизни несколько лет подряд был взрослый Новый Год, который забыть нельзя, да и не хочется забывать.

Мне было тридцать лет, когда наша молодая многодетная семья неожиданно получила четырехкомнатную квартиру на последнем, девятом этаже нового дома на улице Республиканской.

Это было чудо, и мы с мужем за первые три дня после переезда накрутили столько километров по новой ( 70 кв. метров!) квартире, что болели ноги и кружилась голова.

Кроме великого счастья в виде квартиры, мы получили дополнительный бонус в виде замечательных соседей по площадке. С одной семьей я была знакома несколько лет, так как ее глава Алексей  Бакулев руководил стройотрядами области, а я «освещала» эту тему в эфире нижегородского ТВ. С двумя другими семьями мы познакомились после переезда.

В однокомнатной квартире жил глазной хирург Александр Николаевич, большой почитатель женского пола, несмотря на преклонный возраст( он был участником Великой Отечественной войны!). Что не мешало ему красноречиво поглядывать на нас с Таней Бакулевой, а мы нагло пользовались его расположением, чтобы иногда выпросить выпивку для наших любимых мужей ( время было такое, водка продавалась за талоны, а талоны было некогда отоваривать).

В трехкомнатной квартире жил профессор Ростислав Сидорук, но для нас он  был прежде всего охотником и грибником, потому что таких вкусных маринованных белых грибов я никогда больше не ела, а еще он кормил нас уткой и лосятиной, причем готовил всегда только сам. Бакулевы с двумя детьми жили в двухкомнатной квартире, а мы с тремя детьми – в самой большой квартире на площадке, но мой муж сразу построил около мусоропровода настоящий сарайчик с четырьмя секциями, и каждому из соседей досталась равная площадь для солений, варений и мешков с картошкой.

Я не знаю, смогу ли описать в короткой заметке то чудесное товарищество, которое поселилось на одной площадке тридцать лет тому назад. Например, когда нашу квартиру вдруг затопило горячей водой сверху, моя старшая дочь уверенно сказала – Нас спасут соседи!

А когда Александр Николаевич привел в дом молодую беременную подругу Валю, мой маленький Петя спросил – А что у Вали с животиком?, на что я, начитавшись доктора Спока, вполне серьезно ответила:

– Там ребеночек.

Мой мальчик испуганно поглядел на всю компанию и завопил:

– А зачем она его съела?

Двери всех четырех квартир, как вы понимаете, не запирались, тем более что наши дети ходили в одну школу и дружили между собой не меньше, чем взрослые. После эфира я старалась прошмыгнуть к соседям, так как чужая еда всегда самая вкусная, к тому же меня частенько поджидали « в засаде» около лифта, чтобы обсудить эфир – и Сидоруки, и Бакулевы, и Александр Николаевич с бутылкой подаренного пациентами коньяка.

В такой ситуации отмечать Новый Год раздельно было просто невозможно. Вот мы и предложили открыть все двери настежь, устроить у Александра Николаевича танцплощадку, у Сидоруков – мясной стол ( Слава готовил гуся!), а у Бакулевых – сладкий стол с шампанским. А у нас был настоящий кукольный театр, причем пьесу в стихах я написала про всех соседей, а кукол мы делали тоже все вместе и смеялись до слез.

Никогда не забуду, как передвигались по лестничной клетке дамы в бальных платьях , а вслед за ними мужчины в черных костюмах и белых сорочках с бабочками, и так переходили мы из квартиры в квартиру с 11 вечера до трех утра, и это было ничуть не хуже венского бала или царского застолья в прекрасном замке.

Наши дети сначала смотрели спектакль. Потом поджигали петарды на балконе, а потом ложились спать все вместе в одной из квартир , и мы бегали на них смотреть и накрывали их одеялами, и радовались их дружбе и их непохожести друг на друга. И так было несколько лет подряд!

Но время идет, и мы над ним не властны. Уже нет на этой земле ни Леши Бакулева, ни Славы Сидорука. Потерялся след глазного хирурга, который первым получил новую квартиру в связи с рождением малыша.

Я не знаю имен соседей, с которыми живу в новом доме уже восьмой год. Но я счастлива, что наши дети говорят всегда именно о тех, давних , соседских празднованиях Нового Года с восторгом и восхищением.

Открытые двери, открытые сердца – что может быть лучше?


Следующая глава видеокниги «Прямой эфир»:
Как мы с Немцовым агитировали