Так случилось, что моя старшая дочь Нелли Литвак после развода с первым мужем уехала на учебу в докторантуру в Голландию. Звучит заманчиво! На самом деле для моей дочери это были трудные времена — надо было одновременно строить новую карьеру в Европе, растить девочку Наташу пяти лет от роду и искать новые пути развития всех своих многочисленных даров и талантов, среди которых страсть к русскому языку и культуре и умение написать стихотворение в стиле Пастернака или Пушкина — на любую тему.

Девочка Наташа трудно привыкала к чужой стране и чужому языку, но природная хватка и генетический оптимизм помогли ей найти друзей, освоить новый язык и по-настоящему прописаться в чужой стране. Никогда не забуду, как летели мы с ней однажды на самолете из Москвы в Амстердам (Наташе было семь лет), и очаровательный глазастый улыбчивый кудрявый ребенок кричал: «Ура моей России! Ура моей Голландии!»

Я радовалась и удивлялась, так как трудно было поверить, что две такие разные культуры так счастливо и гармонично объединятся в моей чудесной старшей внучке, но так оно случилось! Сейчас Наталье двадцать лет, она настоящая европейка и голландка и при этом прекрасно владеет русским языком и ни на секунду не отрывается от родной семьи. Однако речь не о ней.

Наша старшая дочь занималась своей любимой математикой, растила ребенка, осваивала новый язык, на котором должна была читать лекции, и не торопилась искать мужа. Он нашелся сам, в той же самой высшей математической школе в Эйндховене. Его имя было Пранаб Мандал — и родом он был из Калькутты. Дальше — свадьба в Индии, дружба двух больших семей и главное событие — рождение маленькой Пиали. На руках у папы она беленькая, а на руках у мамы коричневая, словно сильно загорелая.

Ее продвинутые родители стремились сохранить каждый свою культуру, поэтому Пранаб говорил с малышкой Пиали только на бенгали, а наша мама Неля — исключительно на русском языке. Между собой они говорят на английском, а воспитатели в яслях, а затем подружки и учителя в школе говорят только на голландском. Наша Пиали не полиглот, и ее мама однажды грустно сообщила мне по телефону: «Пиали говорит на четырех языках, но на всех плохо».

Мы знали, что это не очень большая проблема, так как общается она легко и радостно, потому что умеет дружить, трудиться, любит играть и фантазировать. А еще она прелестна! Однако полифония языков явно мешала ей развиваться и получать хорошие оценки в школе, и это уже становилось проблемой. Наша дочь приняла трудное решение и начала общаться с ней на голландском. Пранаб оказался более стойким и продолжал разговаривать с девочкой только на бенгали. Кстати, на каникулах в Индии Пиали спокойно общается на этом языке с ровесниками, и это чудесно!

Сейчас Пиали восемь лет. Этим летом настал наш черед заступиться за великий русский язык, тем более целый месяц она проведет с нами на даче, даже без родителей! Я закупила книги и вспомнила детские стишки, мы с мужем выдумываем хитрые словесные игры и загадки. Но на самом деле — бог с ним, с трудным русским языком, гораздо более важно, чтобы ей у нас понравилось, чтобы ее черные глазки блестели восторгом и счастьем! Мы очень постараемся, и если надо будет, засядем за голландский и бенгали, хотя я все же надеюсь, что уроки русского языка в деревне Филино Городецкого района пройдут успешно и запомнятся нам всем навсегда. Ибо есть великий язык любви, который вообще не требует слов.

На фото — Пранаб и Пиали

bellissimotv.ru