Это трудная страница моих воспоминаний.

Помню, уже через год после этих выборов я встретила в парке Кулибина своего кумира, народного артиста России Александра Палееса. Он посмотрел на меня не так, как раньше – с улыбкой и симпатией, а как-то подозрительно, а потом спросил, что называется, в лоб: — Нина, зачем тебе это надо было? Пиар? Или участие в чьей-то игре?

И, как вывод : Зря ты это сделала!

Может, и зря. Слишком большой ценой пришлось оплачивать этот шаг, прежде всего потерей доверия таких людей, как Палеес.

С другой стороны – в чем криминал? Если мы хотим реальной демократии, то надо добиваться участия в выборах новых и свежих людей, а не тасовать одну и ту же колоду.

Идея выдвинуть меня на выборы Губернатора Нижегородской области в 1997 году, после внезапного отъезда Бориса Немцова в Москву, принадлежит моему мужу, причем он был на удивление тверд и настойчив.Дело в том, что Немцов сделал ставку на мэра Ивана Склярова, и всячески его поддерживал. Скляров был, что называется, крепким хозяйственником и хорошим человеком, он прошел все ступеньки партийной карьеры в советское время. Со стороны коммунистов на выборы пошел Геннадий Ходырев, который был достаточно популярен, так как во времена перестройки он занимал должность первого секретаря Обкома КПСС, то есть он рассчитывал вернуться в свой кабинет.( замечу, ему это удалось уже на следующих выборах).

Вот и получалось, что борьба велась между двумя настоящими коммунистами, а демократический электорат остался без своего кандидата. Правда, неожиданно в борьбу решил вступить Вадим Булавинов, но в ту пору было не понятно, на чьей стороне он находится и чьи силы представляет.

Я стала четвертой в этом списке. За моей спиной была узнаваемость и, надеюсь, уважение жителей области, а еще к тому времени я уже три года была депутатом областного законодательного собрания, и знала ситуацию в области не только как журналист.

У меня были замечательные доверенные лица: художница Наталья Панкова, дирижер Владимир Зива, банкир Светлана Зиновьева. Каждому из них потребовалась определенное мужество, чтобы поддержать меня, так как было достаточно очевидно, что должен победить Скляров.

Самым обсуждаемым членом моей команды была моя подруга Раиса Немцова, так как появилась интрига – то ли это ее самостоятельный шаг, то ли решение Бориса.

Он жил в Москве, она осталась в Нижнем, никто не понимал: это временная ситуация, или семья распалась. Конечно, она обсуждала свое решение с Борисом, он поддержал, да и ко мне, видимо, Немцов не имел претензий в связи с этим шагом, но я понимала, что рассчитывать могу только на себя.

Многие информированные люди утверждают сегодня, что у него был свой резон: ему хотелось, чтобы было два тура выборов, и оттягивание части голосов от Ивана Петровича было «на руку» Немцову, так как он не желал для своего кандидата быстрой и легкой победы.

В общем, предвижу, как вам скучно все это читать сегодня, когда столько воды утекло с тех пор. Уже отработал свой срок Геннадий Ходырев, давно рулит областью Валерий Шанцев, а Немцов возглавляет оппозицию.

Очень жаль безвременно ушедшего Ивана Петровича Склярова, который был на редкость добрым человеком и искренне любил нашу «малую родину», как он всегда выражался.

Что касается моей компании, то я честно провела около ста встреч с людьми по всей области , и узнала от них то, что иначе не узнала бы никогда.

У меня с самого начала компании был высокий рейтинг, поэтому пришлось пережить нападение на офис, заказные статьи и еще много неприятностей.

Моим штабом талантливо руководил Сергей Капков, ныне известный в стране человек, который делает серьезную карьеру.

Мы вместе с учениками придумали много новых пиар-технологий, в том числе минутные рекламные ролики с рассказом о моей жизни, и эти ролики «в американском стиле» вызвали большой резонанс.

Я участвовала в дебатах , и это было совершенно новое ощущение, так как до этого мне приходилось быть с другой стороны, то есть вести дебаты в прямом эфире Российского телевидения.

В общем, наверное, это был полезный опыт. И финал не позорный – 7 процентов голосов избирателей области, то есть более 80 000 человек проголосовали за меня как за их губернатора.

Но мне до сих пор сложно об этом и говорить, и писать, и думать.