Многие из нас мечтают стать знаменитыми. Но мало кто задумывается, от чего пришлось отказаться и чем поступиться людям, чьи лица мы видим на экранах телевизоров и смартфонов.

Денис — отличный парень. Серьга в ухе, теплые умные глаза, трое детей. Интеллигент. Он появился в моей жизни именно в тот момент, когда я начала мечтать о славе. Слава в моем понимании — это 100 тыс. подписчиков в соцсетях.

Зачем мне это? Хочу, чтобы как можно больше хороших людей пользовались моими советами. Чтобы строили счастливую семью с помощью моей книги «Семья что надо». Ярко выступали со сцены, пользуясь книгой-тре­нажером «Встань и скажи».

Книги хорошо расходятся, издатели довольны. Но мне хочется большего. Только вот как расширить аудиторию, если у меня уже несколько лет есть примерно 18 тыс. подписчиков (фейсбук плюс инстаграм) и цифра эта растет медленно? Моя аудитория — это в основном ученики, которые знают меня лично. Они потихоньку прибавляются после очередных лекции или тренинга. Но медленно! Слишком медленно!

И вот тут-то я и получаю предложение от одной компании заняться продвижением моего бренда в соцсетях. Звоню! Разговариваю с Денисом. Голос приятный, вопросы правильные. Встречаемся. Он мне симпатичен, я ему тоже.

Начинаем работать.

Он меня снимает на телефон, выкладывает короткие интервью в инстаграм — в машине, в квартире, в студии во время фотосессии. Я люблю камеру и говорю на житейские темы свободно. Однако цифры новых подписчиков нас огорчают.

Денис задает вопросы: «Почему бы вам не прокомментировать политические новости?» Отвечаю: «Не хочу и не буду!» Политика для меня табу еще со времен моего участия в выборах губернатора Нижегородской области в 1997 году.

Каждый сам определяет, какую цену он готов платить за славу. Мне кажется, что верность самому себе бесценна

Он спрашивает: «А почему бы не взять интервью у ваших учеников-олигархов или друзей из индустрии ТВ?» Отвечаю: «Я не хочу возвращаться в ту профессию, из которой ушла. Сегодня я педагог и тренер, а не интервьюер».

Да, я брала интервью у Ельцина, Арафата, Клинтона, общалась с королевой Беатрикс. Но это мое прошлое. А мне нравится жить в настоящем и будущем!

Денис грустно кивает: понял. И добавляет: «Мы не получим новых подписчиков, если не расширим круг тем и не привлечем звезд!» Я киваю: поняла. Но семья и отношения между родными людьми — разве это не важнее политики?

Мы экспериментировали три месяца. Добавили одну тысячу подписчиков. Всего-то! Зато я освоила инстаграм. Научилась отслеживать реакцию читателей на свои посты, стараюсь их не разочаровать. Хочу организовать прямые эфиры «Мама на час» и привлечь детей и внуков к участию в проектах.

Компания, в которой работал Денис, разорилась. Однако я решила заключить с ним персональный контракт. Пусть помогает мне со славой. Я теперь уже не рассчитываю на рывок и на 100 тыс. подписчиков. За эти три месяца я лучше узнала себя, свои «хочу-могу» и свои «ни за что!». И в очередной раз убедилась, что у всего есть цена.

Каждый сам определяет, какую цену он готов платить за славу. Мне кажется, что верность самому себе бесценна.

Нина Зверева для psychologies.ru